АвиаПорт.Ру, 29 сентября 2009

Классные авиадвигатели производят только на классном оборудовании

Проблема выбора оборудования и инструмента на сегодняшних передовых машиностроительных предприятиях уже давно не упирается только в деньги. Необходим серьезный анализ немалого объема предложений мировых станкоинструментальных брендов. Важно, кто и как делает этот анализ. Об уровне компетентности и профессионализме этих людей можно не говорить: это определяет уровень поставленной задачи. На ОАО «Мотор Сич» главная роль в процессе выбора оборудования принадлежит главному технологу завода В.Ф.Мозговому и начальнику отдела станков с ЧПУ В.П.Карасю. Публикуем их мнение, которое, уверены, будет небезынтересно коллегам.

—Что же является определяющим для вас в момент выбора оборудования или инструмента?
—Двигатель на современный воздушный лайнер в кустарной мастерской не сделаешь. Первые самолеты братьев Райт, Сикорского, Можайского выглядят, как телеги по сравнению с «Мерседесом». Скорости стали огромными, полетные нагрузки – запредельными. Современные авиалайнеры – это сложная высокотехнологичная конструкция, отвечающая самым суровым требованиям по прочности и надежности. Такую технику можно изготовить только на «умных» станках с числовым программным управлением сверхточным инструментом из проверенных во многих испытаниях материалов. Ведь успех в авиастроении решают уже не миллиметры, а микроны. Именно точность и качество поверхности, прежде всего, определяют надежность наших двигателей. Как говорится, мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевое оборудование, поэтому в сторону Тайваня и Китая даже не смотрим, не берем и американских станков. Суперсовременные станки приобретаем только у ведущих западноевропейских фирм, потому что они должны служить не 2-3 года, а хотя бы десятилетие, а то и два. В нашей отрасли нужно работать все точнее и точнее. Немалую роль в постановке задачи играют обрабатываемые материалы. Предваряя вопрос, скажу, что проблемы со специальными сплавами мы пока успешно решаем, эксперименты в этой области ведутся очень осторожно, новации – это целая чуть ли не детективная история. Попадают новые материалы в наше производство значительно медленнее, чем, например, лекарства в фармакологии, и только после продолжительных испытаний в отраслевом НИИ в Москве.
Подыскивая для себя станки и инструменты, никому ничего заранее не обещаем, всегда проводим «внутренний» тендер, для себя, делаем сравнительный анализ, составляем, так сказать, табель о рангах оборудования разных производителей, нередко обкатываем конкретный техпроцесс и лишь после всесторонних испытаний делаем покупку.
—Не было ли у вас разочарований в отношениях с поставщиками?
—Конечно, были. Как же без этого при рыночных отношениях? Недавно нам предложили комплект режущих инструментов. Достаточно дорогой – порядка 100 тыс.долларов США. В контракте мы записали, что будем покупать его только после проведения необходимых испытаний. Но поставщик этим замечанием пренебрег и, не дожидаясь результатов испытаний, произвел оптовую закупку, за что и поплатился: мы отказались от этих инструментов, исходя из вполне обоснованных юридических норм, так как испытания нас не удовлетворили. А это, сами понимаете, значительные дополнительные затраты для поставщика.
Нужно сказать, что нас в Европе достаточно хорошо знают. Знают и наши высокие требования к технике. Мы очень довольны, например, высокоточными станками швейцарской фирмы FEHLMAN. Но недавно при приемке дорогостоящего станка обнаружили несоответствие техническим требованиям на 2 микрона. Казалось бы, мелочь. Но ведь это авиация. Чтобы летать и не падать, нужно думать и считать на земле. Пришлось занять жесткую позицию и отстоять свои интересы. В результате мы получили станок необходимой точности, и так было не раз. Мы по договорам берем новейший инструмент к себе на испытания. Берем бесплатно. После всестороннего тестирования фирма-производитель получает исчерпывающую характеристику, а у нас складывается конкретное впечатление о данном инструменте. Если он нас заинтересовал, мы его, конечно, покупаем.
—Как вам удалось «приручить» маститых самоуверенных европейцев?
—Дело в том, что наши западные партнеры быстро поняли, что, работая с ОАО «Мотор Сич», можно многому научиться. Мы ведь не просто берем дорогостоящее оборудование, а заказываем его под конкретную операцию. Если технические возможности станка не позволяют решать задачу в полной мере, нам эта груда металла за сумасшедшие деньги просто не нужна. Заказали, например, фрезерный станок с условием, чтобы снимать с него готовую деталь без дополнительной ручной полировки. Исполнитель в недоумении: от него требуют соединения двух операций – фрезерования и шлифования. Такого он никогда не делал. Он заинтересован в заказе, но не видит путей решения проблемы. А мы ему говорим: это все возможно, — и подсказываем алгоритм действий. И получаем нужный результат. Для этого, правда, нашим специалистам пришлось разработать уникальную технологию высокоскоростного фрезерования моноколес и внедрить ее до поставки оборудования на завод. Мы получили уникальный станок, решающий все наши задачи, а производители получили от нас неоценимый опыт. Это стало для нас правилом: реализовывать свои идеи и технологии на оборудовании еще до его покупки.
—С таким оборудованием, очевидно, проблем с выполнением конструкторских заданий не возникает?
—Наши конструкторы – люди амбициозные, за ними только успевай. Так и должно быть. Они нам ставят, если быть точным, не задания, а выдают продукт, под который мы разрабатываем технологии. То есть мы двигаемся от концепции к поиску сначала методов решения задачи, а потом уже к инструментарию. Если можем, то выполняем задачу на своих станках и линиях, если нет, выводим на своих западных партнеров. Тут важно понимать то, что мы не можем в одночасье заменить весь станочный парк, это финансово непосильно никому на Украине, как и в России: старые гири затратной экономики, металлоемкого и энергоемкого производства висят у всех на ногах. Вкладываем деньги в разработку новых технологий для выполнения конкретного заказа и уже под это ищем оборудование, а не наоборот.
Не уходим и от модернизации своих старых, проверенных годами станков, хотя, откровенно говоря, это, по большому счету, вложение денег в прошлое, а не в будущее. Но пока это один из реальных путей технического перевооружения, которым идут даже крупные и финансово сильные предприятия, украинские и не только, экономя значительные средства для других целей. Используем лизинг – хоть это в конечном результате и дороже, но позволяет не отвлекать в одночасье значительные оборотные средства. Лишних денег сейчас в мире на показуху никто не тратит, хотя имидж успешной компании дорогого стоит, завоевывается годами и в конечном итоге тоже приносит заказы, а с ними и прибыль, как и технические ноу-хау. Это не позволяет опускаться ни в чем ниже заданной высокой планки.
—Как происходит отбор «объектов» для решения конкретной задачи?
—Специалисты завода вынуждены перелопачивать горы всевозможных печатных и электронных материалов из многочисленных источников, чтобы отделить зерна от плевел и не пойти по ложному следу в том же техническом перевооружении. Но мы имеем налаженную систему отбора нужной информации, работаем в этой области с надежными партнерами и ошибаемся очень редко. Обязательно участвуем во всех тематических выставках, конференциях, не скупимся на экспертный анализ. И хотя затраты на оперативное получение необходимой информации стоят сегодня недешево, они полностью оправданы. Как говорится, кто владеет информацией – тот владеет миром. Кстати, мы достаточно открыты для обмена новинками и перспективными проектами с коллегами из других предприятий. К нам многие приезжают за опытом – мы показываем, рассказываем. Правда, иногда доходит до того, что наши разработки пытаются выдавать за свои, но это принципиально не влияет на нашу информационную политику. Амбарный замок на главном офисе предприятия в Запорожье не висит еще и потому, что в своей нише мы занимаем достаточно прочную позицию, а поэтому заинтересованы в развитии равноправных партнерских отношений. Для того, чтобы без нашего ведома воспользоваться разработками, принадлежащими ОАО «Мотор Сич», нужно иметь похожую на нашу техническую и технологическую базу. Такие предприятия наперечет в ближнем зарубежье, и наши объемы им просто непосильны. В плане же обмена технологиями российские предприятия для нас закрыты, хоть мы и следим за их развитием и в принципе знаем, что на них происходит, а украинские, честно говоря, для нас не очень интересны, так как предложить что-то неизвестное не могут – мы их в металлообработке серьезно опережаем. Информацию же от ведущих мировых производителей мы получаем оперативно и в полном объеме – это в их же интересах. Ведь мы серьезные и не совсем бедные заказчики. Мы производим дорогую продукцию на дорогом оборудовании.
—Но на вашем предприятий нет крупных серий, чтобы иметь возможность быстро окупить оборудование…
—Крупносерийное производство в авиастроении вообще и в изготовлении двигателей для самолетов в частности возможно только при полной монополизации этого рынка, а это вопрос из чистой теории. Наших же мелких серий авиадвигателей набирает около 20, а различных модификаций – около 70. Плюс значительный объем ремонта и эксплуатационное сопровождение. При одинаковой технологии изготовления и незначительных в основном технических отличиях – это уже практически еще одна серия.
Авиатранспорт ждет новый период ускоренного развития. А это значит, что работы нам еще хватит. И мы к ней готовы. Портфель заказов у нас сейчас полный, планы большие. Мы стали столетними, а для завода такой возраст – это всего лишь период возмужания, с новыми силами мы двигаемся вперед. Поверьте, нам есть, что показать специалистам.
—Вы только мельком упомянули о своих партнерах, а ведь в одиночку в современном индустриальном мире не выживешь.
—Их очень много. С одними КБ и заводами мы работаем десятилетиями, с другими нас связывают ситуативные интересы, к третьим только присматриваемся. Назовем только главных: запорожское КБ «Прогресс», с ним мы одного «рода-племени», ММПП «Салют», ОАО «Климов», КиАЗ «Авиант», АНТК «Антонов», Харьковское государственное авиационное промышленное предприятие (ХГАПП), ОАО «Роствертол», ОАО «Казанский вертолетный завод», ОАО «ОКБ им.Яковлева», ОАО «МВЗ им.Миля», ГП «Луганский авиаремонтный завод», и другие.

Posted in СМИ о Нас.